+ 7 (812) 325-82-56
Главная » Статьи » Нематериальные активы - новый вектор развития российской промышленности

Нематериальные активы - новый вектор развития российской промышленности

Сегодня материальные активы перестали играть ключевую роль для промышленности. Их место занял интеллектуальный капитал. Это привело к тому, что развитие современных промышленных предприятий стало невозможно без эффективного использования интеллектуальной собственности и наращивания нематериальных активов.

О том, как российская промышленность, в том числе предприятия судостроительной отрасли, подходит к проблеме нематериальных активов мы побеседовали с генеральным директором, управляющим партнером Value ARKA consulting, оценщиком I категории, членом экспертного совета саморегулируемой межрегиональной ассоциации специалистов-оценщиков, судебным экспертом по оценке и интеллектуальной собственности – Ксенией Третьяковой.

- Что включают в себя нематериальные активы промышленных предприятий?

Если материальные активы – тело предприятия, человеческий капитал – нервная система, финансы – кровь предприятия, то нематериальные активы (далее - НМА) – ее мозг. Именно они отражают наличие и ценность интеллектуального капитала и потенциала компании, формируют ее конкурентное преимущество. 

Особенностью НМА является неосязаемость, это то, что нельзя потрогать, но без них существование предприятия не представляется возможным. По сути НМА – систематизированные и документально оформленные знания, приводящие в целенаправленное движение к прибыли материальные активы и человеческий капитал.

Для промышленных предприятий это целый комплекс и даже система объектов интеллектуальной собственности, у каждого из которых своя роль в существующих бизнес-процессах (см. таблицу 1). 

Таблица 1. Значение НМА в бизнес-процессах промышленных предприятий

*конструкторская и технологическая документация

** топология интегральных микросхем

Очевидно, если мы говорим об активах, то НМА, как любые активы, требуют управления, а именно: учета, правовой охраны, планирования, организации, координации, контроля и анализа с целью максимизации прибыли от их использования. 

- Должное ли внимание российские промышленные предприятия уделяют нематериальным активам?

Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно взглянуть на баланс предприятий: доля НМА в валюте баланса абсолютного большинства промышленных предприятий занимает менее 1%, а у многих и вовсе равна нулю.  А когда мы проводили специализированный опрос руководящих сотрудников промышленных предприятий по тематике НМА, 90% респондентов были не заинтересованы в этой теме. Часть из них отвечала, что нематериальных активов у них нет (я бы уточнила, что они просто не знают о них). Максимум, с чем мы столкнулись – это регулярная работа с патентоведом по регистрации прав. Но это только малая часть большого круга вопросов, связанных с управлением интеллектуальным капиталом.

Если развитые страны представляют постиндустриальное общество, где экономика знаний, интеллектуальный капитал являются основной прогресса, то мы, находясь на индустриальном этапе развития, все еще делаем ставку на основные фонды – на то, что нам понятно и чем мы умеем управлять еще с советских времен.

В сфере судостроительной промышленности анализ годовой отчетности показал, что немало предприятий провели переоценку как основных фондов, так и интеллектуальной собственности. Однако они подошли к оценке НМА достаточно консервативно. В результате мы наблюдаем весьма скромные показатели, отражающие стоимость НМА. 

Приятно удивили "Адмиралтейские верфи", у которых стоимость НМА в 2015 году составила более 3,3 млрд. руб. Это "похоже на правду" и сравнимо с показателями зарубежных компаний в данной отрасли.

- Что Вы можете сказать о нематериальных активах Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) в целом?

Консолидированная отчетность ОСК содержит сравнительно неплохие показатели нематериальных активов – более 7,3 млрд рублей в 2015 году. Однако хочу обратить внимание, что почти половину этой цифры составляют нематериальные активы АО "Адмиралтейские верфи" (3,3 млрд рублей). Если учесть, что в настоящий момент на базе ОСК консолидирована большая часть отечественного судостроительного комплекса, то общая цифра НМА могла бы быть намного больше.    

Таблица 2. Показатели уровня капитализации НМА и РИР в АО "ОСК" и некоторых компаний, входящих в АО "ОСК"

При этом стоит отметить, что в 2011 г. ОСК была принята программа инновационного развития, одной из целей которой является оптимизация себестоимости за счет технологического прогресса. Таблица ниже показывает положительную динамику рентабельности продаж по ряду предприятий корпорации. Я связываю это, в том числе, с исполнением данной программы и ростом интеллектуального капитала компаний, что должно быть отражено так же и на балансе предприятия и показывать его более реальную рыночную стоимость и инвестиционный потенциал.

Таблица 3. Динамика рентабельности продаж некоторых предприятий, входящих в АО "ОСК"

Думаю, что с момента создания этого холдинга прошло достаточное количество времени, чтобы преодолеть трудности, связанные с процессом объединения компаний в единую корпорацию. Сейчас пришло время, когда следует уделять должное внимание НМА и управлению интеллектуальным капиталом.

- Как ситуация с НМА обстоит на других российских промышленных предприятиях? Какие тенденции Вы обозначили бы?

>Чтобы быть максимально объективной в своем ответе, приведу конкретные показатели отчетности некоторых предприятий. Например, у Крыловского государственного научного центра стоимость НМА составляет почти 300 млн. рублей. Для крупнейшего научного института такая цифра является низкой. Отчасти это связано с тем, что большую часть разработок центр передает заказчику.

Достойные показатели демонстрирует АО "Концерн "Океанприбор". В 2015 году стоимость НМА концерна достигла 400 млн. рублей, что составляет 1,3 % от валюты баланса компании. Но хочется отметить, что у АО "Таганрогский завод "Прибой", который входит в состав "Океанприбора" и реализует проект по запуску производства пьезоэлементов нового поколения, НМА стоят ровно 0 рублей. Уникальное производство осуществляется в отсутствии технологий? Такое противоречие вызывает недоумение. 

Очень удивили данные Центрального конструкторского бюро "Лазурит". Насколько мне известно, бюро занимается проектированием и разработкой подводных судов и глубоководной спасательной техники по заказам отечественного ВМФ, соответственно на его счету числится огромное количество результатов интеллектуальной деятельности. Однако ЦКБ впервые поставило на баланс НМА только в 2015 году и их стоимость составила 136 тыс. рублей.

Стоимость НМА концерна "ЦНИИ "Электроприбор" составляет 667 млн. рублей. В процентном соотношении НМА составляют 20 % в сумме основных средств. На первый взгляд может показаться, что это достойная цифра, но если сравнить ее со стоимостью НМА "Адмиралтейских верфей", которая составляет 3,3 млрд рублей, то возникают дополнительные вопросы. Хочу подчеркнуть, что речь идет о научно-исследовательском институте.

Вышеприведенные данные показывают, что ситуация в этой сфере неоднозначна, поэтому говорить о выявлении каких-то тенденций и закономерностей сложно. Очевидно одно – руководство очень немногих российских компаний осознает, насколько важна интеллектуальная собственность для всестороннего развития предприятия. А те хозяйственные субъекты, которые уделяют хоть какое-то внимание этому вопросу, имеют в среднем долю НМА в валюте баланса от 1 до 3,5%, что также является достаточно скромными показателями.

- Как ситуация с нематериальными активами обстоит за рубежом? Какие судостроительные компании можно отметить в данном контексте?

Зарубежные предприятия, с которыми я сталкивалась в своей практике, уделяют огромное внимание интеллектуальной собственности. В частности, судостроительные компании демонстрируют постоянный рост стоимости НМА и очевидное развитие в данной области.

Так, компания Damen Shipyards (Нидерланды) связывает свои лидирующие позиции в отрасли именно с эффективным управлением инновационными процессами. Они постоянно инвестируют средства в разработку новых продуктов, имея специальные research and development (R&D) подразделения; большое внимание уделяют кооперации в сфере инноваций как внутри корпорации, так и с внешним миром.

Стоимость НМА крупнейшей в мире судостроительной компании Hyundai Heavy Industries (HHI) (Южная Корея) на 2015 год составила в переводе на нашу валюту – примерно 117 млрд. руб., а у компании Fincantieri SpA  - 38,2 млрд. руб., что в валюте баланса составляет 4% и 9,8% соответственно, а в структуре средств производства (сумма основных средств и НМА) – 10% и 35% соответственно. 

Я считаю, что это те значения производных показателей, в диапазоне которых должны находиться и показатели российских предприятий. Одним словом, нам есть к чему стремиться.

- Требует ли управление НМА и их учет серьезных финансовых затрат?

На мой взгляд, это в любом случае дешевле, чем покупать или создавать новое производство. Если на предприятии все в порядке с интеллектуальной собственностью, то и масштабирование бизнеса будет происходить с меньшими инвестициями. Кроме того, ускоряются процессы создания новых производств, и, следовательно, получение выгод от выхода на новые рынки.

Сегодня для управления нематериальными активами существуют специальные программные комплексы и автоматизированные системы, которые любое предприятие может приобрести. Безусловно, это требует определенных финансовых затрат, но речь идет не об огромных деньгах. Я считаю, что любое уважающее себя предприятие может выделить несколько миллионов рублей для покупки системы управления интеллектуальной собственностью. В соотношение с оборотами и даже прибылью компаний – это незначительные суммы, эффективные инвестиции.

- Какие существуют механизмы для оценки и управления НМА  в России ?

Российские предприятия постепенно внедряют специальные программы (автоматизированные системы управления интеллектуальной собственностью (ИС)), обеспечивающие систематизацию, учет и оценку объектов ИС. Однако темпы внедрения не соответствуют скорости развития мирового этого рынка. Это отрицательно сказывается не только на прибыли предприятий, но и на их конкурентоспособности. Также для учета и управления ИС нужны специалисты, которых на сегодняшний день в России недостаточно. Но если процессы максимально автоматизировать, существенно снижается потребность в квалифицированных кадрах. Когда будет установлена специализированная программа, условно говоря, вместо десяти специалистов, вам потребуется всего три.

Что касается оценки результатов интеллектуальной деятельности, то сегодня эту функцию могут выполнять не только специалисты в сфере ИС, но и некоторые системы в автоматизированном режиме. Например, такой функцией обладает Единый депозитарий результатов интеллектуальной деятельности (ЕДРИД). Я входила в рабочую группу, которая занималась разработкой и внедрением данного механизма в Единый депозитарий. 

Но стоит отметить, что механизмы оценки ИС допускают лишь частичную автоматизацию процесса. Если речь идет о сложных и дорогостоящих объектах ИС, то без специалистов-оценщиков и их аналитических способностей не обойтись. 

Текст: Яна Гааг

Статья опубликована на портале Судостроение.инфо


Вернуться на страницу Cтатей


Оставайтесь с нами